«Обнаженная Япония»

Написать эту рецензию мы собирались еще осенью. Не прошло и года, как, наконец, собрались. Ну, что ж, лучше поздно, чем никогда. Итак:

Кем бы вы ни были, книжка «Обнаженная Япония» (Астрель, 2008) журналиста-международника и япониста Александра Куланова вас, как минимум, удивит…

Если вы млеете от японской старины – точнее, от того, как вы ее себе представляете, то есть от гейш, самураев, хокку и прочих ниндзя, сокрытых в листве сакуры – то для вас, несомненно, неожиданным окажется, насколько непоэтичным и неромантичным было и остается отношение японцев, что древних, что современных, к сексуальной стороне жизни. Нет, конечно же, и им знакома любовь, и они, как все нормальные люди, писали и пишут о ней стихи, романы и картины. Однако же «ближе к телу» восторг и трепет сменяется у японцев обыденной прагматичностью: каждому надо есть, пить, спать, мыться и так далее, в том числе и заниматься сексом, и все это отнюдь не предполагает ни стыда, ни душевных терзаний, ни подвигов; дело житейское.

Если вы – фанат азиаток в школьной форме, хентайных секс-монстров и затейливых порнофильмов, в которых причинные места актеров «размазаны» мозаикой пикселов и женщины не кричат «йа, йа, дас ист фантастиш», а пищат и хнычут, то вас может даже шокировать известие, что на самом деле японцы занимаются сексом чуть ли не меньше всех в мире.

Если вы преклоняетесь перед хай-тек Японией, страной невероятных гаджетов и технологий, синкансена, роботов и трудоголиков, то вам будет нелишне знать, что люди там страдают комплексом национальной неполноценности и грешат «низкопоклонством перед Западом», как говаривали в нашей стране во времена оны. Среднестатистическая японская студентка или почтенная домохозяйка и мать семейства с высокой вероятностью готова с энтузиазмом отдаться какому-нибудь приличному мужчине – ей не хватает денег на новую сумочку от Луи Виттона или туфли от Маноло Бланика.

Если вы – тайный (а может, и явный) любитель необычного, очень необычного, совсем необычного секса, то мы затрудняемся спрогнозировать чувства, которые вы испытаете, узнав, что в Японии ни садомазохизм (в пределах разумного, конечно), ни вуайеризм, ни страсть к женщинам в униформе и прочие самые причудливые фетиши вовсе не считаются патологиями и извращениями. Может быть, это вас восхитит (мол, живут же люди!), может, обескуражит, лишив ощущения избранности и особости, пусть порочной, но вряд ли оставит равнодушным.

Если вы японист, то наверняка оцените мужество, которое потребовалось автору, чтобы взяться за столь щекотливый предмет, и такт, позволивший удержаться на тонкой грани между академизмом и «клубничкой» и написать о Японии одновременно и с любовью, но без придыхания, и беспощадно, но без высокомерия.

Наконец, если вы вообще не в теме, то непременно узнаете из книжки много нового.

«Обнаженная Япония» хороша тем, что не только не содержит развесистой клюквы – то есть, пардон, сакуры – которой так любят украшать эту странную культуру многочисленные малограмотные виабу. Наоборот, автор безжалостно крушит стереотипы, протыкает мыльные пузыри и в целом сбивает пафос (недаром он неоднократно говорит о Японии как о «стране сексуального блефа»), за что ему огромное человеческое спасибо.

За это ему даже с легким сердцем можно простить небольшие огрехи – например, досадную ошибку в указании авторства фильма «Табу» (который, конечно, снял Нагиса Осима, а вовсе не Такеши Китано) или фактические неточности в главке, посвященной кимбаку (оно же кинбаку, оно же шибари, оно же сибари) – японскому стилю эротического связывания веревкой. На последнем, в силу специфики нашего интереса к Японии, остановимся отдельно, потому что это занятно. Александр Куланов, несмотря даже на весь свой здоровый скептицизм и исследовательскую добросовестность, все-таки сам стал жертвой популярного мифа о «древнем самурайском искусстве»: понадеявшись на информацию из вторых, а то и третьих рук, он сообщил читателю, будто первые упоминания об эротическом связывании относятся к 17-18 вв. Меж тем, как выяснилось в личной беседе и последовавшем активном гуглении в четыре руки, никаких конкретных источников никто и нигде до сих пор не назвал. С другой стороны, отечественные любители шибари, в общем, сами виноваты, что главным публичным российским «экспертом» в этой области стала желтая журналистка Дарья Асламова, и автору было попросту не с кем проконсультироваться при подготовке этого раздела книги. Зато он совершенно самостоятельно уловил самую суть связывания – и то, что в этой практике реализуется психологический паттерн «родитель-ребенок», и то, что женщину связывают, «чтобы раскрепостить, чтобы она потеряла контроль над собой и расслабилась».

Но это все мелочи, вполне пренебрежимые по сравнению с тем, что «Обнаженная Япония» — первая такого рода книжка в России (и, возможно, всего вторая в мире; первой был Pink Samurai, by Nicholas Bornhoff, 1991), и книжка отличная.

Александр ‘Alek Zander’ Соколов, мастер шибари
Анастасия ‘piggy’ Овсянникова, журналист

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *